Сочинение . Шариков и шариковщина
Опубликовал: Admin
7-10-2020, 04:23
Просмотров: 467
Комментарии: 0
Творчество Булгакова — вершинное явление русской художественной культуры XX века. Трагична судьба Мастера, лишенного возможности быть напечатанным, услышанным. С 1927 по 1940 год Булгаков не увидел ни одной своей строчки в печати. Михаил Афанасьевич Булгаков пришел в литературу уже в годы Советской власти. Он испытал все сложности и противоречия советской действительности тридцатых годов. Детство и юность его связаны с Киевом, последующие годы жизни — с Москвой. Именно в московский период жизни Булгакова была написана повесть “Собачье сердце”. В ней с блестящим мастерством и талантом раскрыта тема дисгармонии, доведенной до абсурда благодаря вмешательству человека в вечные законы природы.

В этом произведении писатель поднимается на вершину сатирической фантастики. Если сатира констатирует, то сатирическая фантастика предупреждает общество о грядущих опасностях и катаклизмах. Булгаков воплощает свою убежденность в предпочтительности нормальной эволюции перед насильственным методом вторжения в жизнь, он говорит о страшной разрушительной силе самодовольного агрессивного новшества. Эти темы вечны, и они не утратили своего значения и теперь.

Повесть “Собачье сердце” отличается предельно ясной авторской идеей: свершившаяся в России революция явилась не результатом естественного духовного развития общества, а безответственным и преждевременным экспериментом. Поэтому страну необходимо возвратить в ее прежнее состояние, не допустив необратимых последствий такого эксперимента.

Итак, посмотрим на главных героев “Собачьего сердца”. Профессор Преображенский — демократ по происхождению и убеждениям, типичный московский интеллигент. Он свято служит науке, помогает человеку, никогда не навредит ему. Гордый и величественный, профессор Преображенский так и сыплет старинными афоризмами. Будучи светилом московской генетики, гениальный хирург занимается прибыльными операциями по омоложению стареющих дам.

Но профессор задумывает улучшить саму природу, он решает посоревноваться с самой жизнью, создать нового человека, пересадив собаке часть человеческого мозга. Так на свет появляется Шариков, воплощающий в себе нового советского человека. Каковы же его перспективы развития? Ничего впечатляющего: сердце бродячей собаки и мозг человека с тремя судимостями и ярко выраженной страстью к алкоголю. Вот то, из чего должен развиться новый человек, новое общество.

Шариков во что бы то ни стало хочет выбиться в люди, стать не хуже других. Но он не может понять, что для этого надо проделать путь долгого духовного развития, требуется труд по развитию интеллекта, кругозора, овладение знаниями. Полиграф Полиграфович Шариков (так теперь называют существо) надевает лакированные ботинки и ядовитого цвета

192 “•

галстук, но в остальном его костюм грязен, неопрятен, безвкусен.

Человек с собачьим нравом, основой которого был люмпен, чувствует себя хозяином жизни, он нагл, чванлив, агрессивен. Конфликт между профессором Преображенским и человекообразным люмпеном абсолютно неизбежен. Жизнь профессора и обитателей его квартиры становится сущим адом. Вот одна из их бытовых сцен:

“— ...Окурки на пол не бросать, в сотый раз прошу. Чтобы я больше не слышал ни одного ругательного слова в квартире! Не плевать! Вон плевательница, — негодует профессор.

— Что-то вы меня, папаша, больно утесняете, — вдруг плаксиво выговорил человек”.

Вопреки недовольству хозяина дома, Шариков живет по-своему: днем спит на кухне, бездельничает, творит всяческие безобразия, уверенный, что “в настоящее время каждый имеет свое право”. И в этом он не одинок. Полиграф Полиграфович находит союзника в лице Швондера — местного председателя домкома. Тот несет такую же ответственность, как и профессор, за человекообразного монстра. Швондер поддержал социальный статус Шарикова, вооружил его идейной фразой, он его идеолог, его “духовный пастырь”. Швондер снабжает Шарикова “научной” литературой, дает тому на “изучение” переписку Энгельса с Каутским. Звероподобное существо не одобряет ни одного автора: “А то пишут, пишут... Конгресс, немцы какие-то...” Вывод он делает один: “Надо все поделить”. Вот и выработалась психология Шарикова. Он инстинктивно учуял главное кредо новых хозяев жизни: грабь, воруй, растаскивай все созданное. Главный принцип социалистического общества — всеобщая уравниловка, называемая равенством. Все мы знаем, к чему это привело.

Звездным часом для Полиграфа Полиграфовича явилась его “служба”. Исчезнув из дома, он предстает перед изумленным профессором эдаким молодцом, полным достоинства и уважения к себе, “в кожаной куртке с чужого плеча, в кожаных же потертых штанах и высоких английских сапожках”. Неимоверный запах котов сейчас же расплылся по всей передней. Ошарашенному профессору он предъявляет бумагу, в которой говорится, что товарищ Шариков состоит заведующим отделом чистки города от бродячих животных. Устроил его туда Швондер.

Итак, булгаковский Шарик совершил головокружительный прыжок: из бродячей собаки он превратился в санитара по очистке города от бродячих собак и кошек. Что ж, преследование своих — характерная черта всех шариковых. Они уничтожают своих, словно заметая следы собственного происхождения...

Последний аккорд шариковской деятельности — донос на профессора Преображенского. Нужно отметить, что именно в тридцатые годы донос становится одной из основ социалистического общества, которое правильнее было бы назвать тоталитарным. Только такой режим может иметь в своей основе донос.

Шарикову чужды стыд, совесть, мораль. У него отсутствуют человеческие качества, есть лишь подлость, ненависть, злоба.

Однако профессор Преображенский все-таки не оставляет мысли сделать из Шарикова человека. Он надеется на эволюцию, постепенное развитие. Но развития нет и не будет, если сам человек к нему не стремится. Благие намерения Преображенского оборачиваются трагедией. Он приходит к выводу, что насильственное вмешательство в природу человека и общества приводит к катастрофическим результатам. В повести профессор исправляет свою ошибку, превращая Шарикова обратно в пса. Но в жизни подобные эксперименты необратимы. Булгаков сумел предупредить об этом в самом начале тех разрушительных преобразований, которые начались в нашей стране в 1917 году.

После революции были созданы все условия для появления огромного количества шариковых с собачьими сердцами. Тоталитарная система этому очень способствует. Из-за того, что эти монстры проникли во все области жизни, Россия и переживает сейчас тяжелые времена.

Внешне шариковы ничем не отличаются от людей, но они всегда среди нас. Их нелюдская сущность все время проявляется. Судья осуждает невиновного, чтобы выполнить план по раскрытию преступлений; врач отворачивается от больного; мать бросает свое дитя; чиновники, у которых взятки стали уже в порядке вещей, готовы предать своих же. Все самое высокое и святое превращается в свою противоположность, так как в них проснулся нелюдь и втаптывает их в грязь. Приходя к власти, нелюдь старается расчеловечить всех вокруг, так как нелюдями легче управлять. У них все человеческие чувства заменены инстинктом самосохранения.

Собачье сердце в союзе с человеческим разумом — главная угроза нашего времени. Именно поэтому повесть, написанная в начале века, остается актуальной и в наши дни, служит предупреждением грядущим поколениям. Сегодняшний день так близок ко вчерашнему... На первый взгляд кажется, что все изменилось, что страна стала другой. Но сознание и стереотипы остались теми же. Пройдет не одно поколение, прежде чем шариковы исчезнут из нашей жизни, люди станут другими, не станет пороков, описанных Булгаковым в его бессмертном произведении. Как хочется верить, что это время настанет!..

Тема дисгармонии, доведенной до абсурда из-за вмешательства человека в законы развития общества, с блестящим мастерством и талантом раскрыта Михаилом Булгаковым в повести “Собачье сердце”. Эта идея реализуется писателем в аллегорической форме: незатейливый, добродушный пес Шарик превращается в ничтожное и агрессивное человекообразное существо. Именно этот эксперимент профессора Преображенского и положен в основу повести.

Профессор Преображенский, немолодой уже человек, живет уединенно в прекрасной благоустроенной квартире. Гениальный хирург занимается прибыльными операциями по омоложению. Но профессор задумывает улучшить саму природу, он решает посоревноваться с самой жизнью и создать нового человека, пересадив собаке часть человеческого мозга. Для этого эксперимента он выбирает уличного пса Шарика.

Вечно голодный горемычный пес Шарик по-своему неглуп. Он оценивает быт, нравы, характеры Москвы времен нэпа с ее многочисленными магазинами, трактирами на Мясницкой “с опилками на полу, злыми приказчиками, которые ненавидят собак”, “где играли на гармошке и пахло сосисками”. Наблюдая жизнь улицы, он делает умозаключения: “Дворники из всех пролетариев самая гнусная мразь”; “Повар попадается разный. Например, — покойный Влас с Пречистенки. Скольким жизнь спас”. Увидев Филиппа Филипповича Преображенского, Шарик понимает: “Он умственного труда человек...”, “этот не станет пинать ногой”. I

И вот профессор совершает главное дело своей жизни — уникальную операцию: он пересаживает псу Шарику гипофиз человека от скончавшегося за несколько часов до операции мужчины. Человек этот — Клим Петрович Чугункин, двадцати восьми лет, судился три раза. “Профессия — игра на балалайке по трактирам. Маленького роста, плохо сложен. Печень расширена (алкоголь). Причина смерти — удар ножом в сердце в пивной”. В результате сложнейшей операции появилось безобразное, примитивное существо, целиком унаследовавшее “пролетарскую” сущность своего “предка”. Булгаков так описывает его внешность: “Человек маленького роста и несимпатичной наружности. Волосы у него на голове росли жесткие... Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными ниточками бровей начиналась густая головная щетка”. Первые произнесенные им слова были ругань, первое отчетливое слово: “буржуи”.

С появлением этого человекообразного существа жизнь профессора Преображенского и обитателей его дома становится сущим адом. Он устраивает дикие погромы в квартире, гоняется (по своей собачьей сущности) за котами, устраивает потоп… Все обитатели профессорской квартиры в полной растерянности, о приеме пациентов даже речи быть не может. “Человек у двери мутноватыми глазами поглядывал на профессора и курил папиросу, посыпая манишку пеплом...” Хозяин дома негодует: “Окурки на пол не бросать — в сотый раз прошу. Чтобы я больше не слышал ни одного ругательного слова. В квартире не плевать! С Зиной всякие разговоры прекратить. Она жалуется, что вы в темноте ее подкарауливаете. Смотрите!” Шариков же говорит ему в ответ: “Что-то вы меня, папаша, больно утесняете... Что вы мне жить не даете?”

“Неожиданно появившееся... лабораторное” существо требует присвоить ему “наследственную” фамилию Шариков, а имя он себе выбирает — Полиграф Полиграфович. Едва сделавшись неким подобием человека, Шариков наглеет прямо на глазах. Он требует от хозяина квартиры документ о проживании, уверенный, что в этом ему поможет домком, который защищает “интересы трудового элемента”. В лице председателя домкома Швондера он тут же находит союзника. Именно он, Швондер, требует выдачи документа Шарикову, утверждая, что документ самая важная вещь на свете: “Я не могу допустить пребывания в доме бездокументного жильца, да еще не взятого на воинский учет милицией. А вдруг война с империалистическими хищниками?” Вскоре Шариков предъявляет хозяину квартиры “бумагу от Швондера”, согласно которой ему полагается в профессорской квартире жилая площадь в 16 квадратных метров.

Швондер также снабжает Шарикова “научной” литературой, дает ему на “изучение” переписку Энгельса с Каутским. Человекоподобное существо не одобряет ни того, ни другого автора: “А то пишут, пишут... Конгресс, немцы какие-то...” Вывод он делает один: “Надо все поделить”. Причем он даже знает, как это сделать. “Да какой тут способ, — отвечает Шариков на вопрос Борменталя, — дело не хитрое. А то что же: один в семи комнатах расселился, штанов у него сорок пар, а другой шляется, в сорных ящиках пропитание ищет”.

Полиграф Полиграфович быстро находит себе место в обществе, где “кто был ничем, тот станет всем”. Швондер устраивает его заведующим подотделом очистки города от бродячих животных. И вот он предстает перед изумленным профессором и Борменталём “в кожаной куртке с чужого плеча, в кожаных же потертых штанах и высоких английских сапожках”. По всей квартире разносится вонь, на что Шариков замечает: “Ну, что ж, пахнет... известно: по специальности. Вчера котов душили-душили...”

Нас уже не удивляет, что он взялся за преследование бродячих собак и кошек, несмотря на то, что сам вчера принадлежал к их числу. Последовательно “развиваясь”, он пишет донос-пасквиль на своего создателя — профессора Преображенского. Шарикову чужды совесть и мораль. У него отсутствуют нормальные человеческие качества. Им движет лишь подлость, ненависть, злоба...

В повести профессору удалось обратное превращение Шарикова в животное. Но в реальной жизни шариковы победили, они оказались живучими. Именно поэтому мы говорим сегодня о таком явлении, как шариковщина. В основе этого социального слоя — самоуверенные, наглые, убежденные в своей вседозволенности, полуграмотные люди (если они вообще достойны звания людей). Этот новый социальный класс стал опорой тоталитарного государства, в котором поощрялись клеветничество, доносы, просто серость. Воинствующая посредственность — вот основа шариковщины. В повести Шариков вновь превращается в собаку, а в жизни он прошел длинный и, как ему казалось, славный путь, и в тридцатые — пятидесятые годы продолжая травить людей, как когда-то, по роду службы, — бродячих котов и собак.

Собачье сердце в союзе с человеческим разумом — главная угроза нашего времени. Именно поэтому повесть, написанная в начале века, остается актуальной и в наши дни, служит предупреждением грядущим поколениям.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Другие новости по теме:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.